Графские развалины. Что имеем — не храним…

Ранее я уже писал про род Хрептовичей и их усадьбу в Гродненской области, и вот теперь предлагаю статью для прочтения из электронного журнала ET CETERA.

В ХVIII веке на Новогрудчине,
в имении старинного графского рода Хрептовичей,
самом прогрессивном тогда хозяйстве на территории Беларуси,
произошла отмена крепостного
права местного масштаба.
Событие, опередившее свое время на семьдесят с лишним лет…
Впрочем, это далеко не единственный факт,
заставляющий живо интересоваться судьбой этого исторического места.

Чуть больше часа занимает путь от столицы до городка Кореличи Новогрудского района – и вот он, долгожданный поворот на деревню Щорсы, место нашего назначения. Вдали, за полем, постепенно всплывают очертания развалин: разрозненные постройки, башня и соединяющая их система галерей – все из красного кирпича, обомшелого и поросшего деревцами. Ехать по въездной аллее
между двумя ровными рядами вековых деревьев приходится недолго – здесь лучше передвигаться пешком, иначе машина надолго завязнет в луже необъятного размера.

в. ШчорсыСядзіба ХраптовічаўПалац. Гравюра з малюнка Н.Орды (з кнігі "Краіна Беларусь", Angloproject, Slovakia, 2003


Среди кустарника, бурьяна и зарослей репейника выше человеческого роста виднеются останки
внушительных некогда строений. Разрушения настолько велики, что в лучшем случае сохранились лишь части стен и каркасы крыш. Идеальное место обитания привидений и всякой нечисти. А ведь в былые времена все обстояло совершенно по-другому…

Графские развалины. Что имеем — не храним…

В 1770 г. Щорсовское имение было самым крупным в ВКЛ. Здешние места славились вкуснейшими пивом и хлебом, которые продавали в Литву и Кенигсберг. Туда же сплавляли и местный лес. За товар из имения Хрептовичей традиционно давали цены гораздо выше биржевых. Именно в Щорсовских сыроварнях, где трудились исключительно швейцарские мастера, изготавливали лучшие в Минской губернии сорта сыров, которые затем поставляли в Петербург.

Графские владения, используя современную терминологию, можно было бы назвать многоотраслевым агрокомбинатом: ведь помимо основных направлений хозяйствования (выращивания зерна и живот новодства) здесь имелось множество дополнительных источников дохода. На местных прудах было великолепно налажено рыбоводство, в имении работали винокурный завод, маслобойня, действовали предприятия по производству кирпича, костяной муки для удобрения почвы, дренажных труб. Была в Щорсах и водяная лесопилка, и три мельницы, откуда торговцы-оптовики отправляли муку в разные города России. А позднее на реке Неман построили верфь, на которой изготавливали маленькие судна – витины.

Таким образом, белорусскому местечку Щорсы было суждено в свое время стать наиболее ярким примером ведения помещичьего хозяйства на капиталистической основе не только в Беларуси, но и в России. Этот факт – в первую очередь заслуга мудрых представителей графского рода Хрептовичей, которые были владельцами Щорсовских земель на протяжении целых пяти столетий, вплоть до начала Второй мировой войны. А самым ярким выходцем из фамилии Хрептовичей, пожалуй, является последний канцлер ВКЛ со старинным белорусским именем Иоахим Литавор. Этот неординарный человек вошел в историю как выдающийся государственный и общественный деятель, философ и просветитель, гуманист и природовед, публицист и поэт, который с одинаковой легкостью слагал стихи на белорусском, польском и латинском языках.

В поисках наиболее рационального способа хозяйствования Иоахим Литавор исколесил всю Европу, изучая последние достижения современной науки, особенно в сфере сельского хозяйства. Сформировавшийся таким образом собственный подход — своеобразный сплав лучших идей из учений физиократов и просветителей – граф Хрептович воплотил в жизнь, реформируя хозяйство в своем имении в Щорсах. По сути своей эти преобразования означали переход от крепостного права к арендным отношениям, когда крестьяне платили арендодателю за пользование земельным наделом, а выполненные ими работы, в свою очередь, тоже оплачивались хозяином.

Надо сказать, такая перестройка экономических отношений вкупе с активной благотворительной
и просветительской деятельностью оказалась весьма благоприятной как для самого графа, так и для его крестьян. Вместо нищих крестьян и пана-угнетателя – типичная для того времени и хорошо знакомая нам по школьному курсу белорусской литературы картина – в Щорсах можно было скорее увидеть арендодателя — благодетеля и вполне обеспеченных наемных работников.

Иоахим Литавор также знаменит как инициатор строительства в Щорсах великолепного трехэтажного дворца в стиле позднего барокко, который стал центром выдающегося по своим художественным характеристикам дворцово-паркового ансамбля.

Сегодня на месте, где некогда находился дворец графа Хрептовича и которое стало следующим пунктом нашего маршрута, едва угадываются фрагменты очертаний каменного фундамента. Конюшни, где в ХIХ веке разводились племенные породы лошадей, после Второй мировой войны передали в собственность местному колхозу вместе с остальными графскими владениями. Теперь несколько чудом уцелевших помещений используются для размещения представителей местной администрации, одно строение – как детский сад. Восхитительный английский пейзажный парк площадью 40 га с более чем 200-ми породами растений сегодня напоминает дикий лес. Каскадная система прудов, в которых раньше «по науке» разводили рыбу, выглядит как болота неестественной прямоугольной формы.

К сожалению, от дворца сохранились (частично) лишь подвалы.

Позднее, из личного разговора с начальником отдела культуры Новогрудского районного исполнительного комитета Александром Николаевичем Карачаном, нам стало известно, что консервация дворцовопаркового ансамбля Хрептовичей – вопрос необозримо далекой перспективы. А уж о восстановлении и речи не идет.

Причина столь безрадостной ситуации – вовсе не в безразличии белорусов к судьбе национального достояния. Напротив, находится немало желающих внести посильную лепту в благое дело: в прошлом году, например, волонтеры-студенты БНТУ в очередной раз приезжали из Минска, чтобы вместе с жителями Щорсов принять участие в очистке некогда великолепного парка Хрептовичей. Кроме того, Александр Николаевич сообщил нам, что много лет назад на территории имения проводились археологические раскопки, после чего на региональном уровне был разработан не один план реконструкции усадьбы Хрептовичей. Академия Наук постоянно обращается с просьбами к правительству выделить на реконструкцию средства, а они здесь потребуются просто огромнейшие: счет идет даже не на миллионы – на миллиарды. Так, оценочная стоимость восстановления одного только здания библиотеки составляет около 250 тыс. долларов.

Однако хоть останки усадьбы старинного белорусского рода и являются памятником республиканского значения, но – лишь 2-й категории. А это значит, на внимание со стороны высоких чиновников можно рассчитывать только после того, как останутся в прошлом проблемы с наиболее приоритетными (1-й категории) историко-культурными ценностями типа Мира и Несвижа.

С грустными мыслями, навеянными угнетающим состоянием некогда славного имения Хрептовичей, направляемся к единственной графской постройке, которая по сей день используется в соответствии с прямым своим назначением – к церкви св. Дмитрия. По приказу все того же И.Л. Хрептовича на месте сгоревшей униатской деревянной церкви под руководством французского архитектора Я. Габриэля был возведен новый храм, на этот раз каменный, сочетающий черты классицизма и барокко.

в. Шчорсы Царква Сьв. Дзьмітрыя Салунскага

Серьезно поврежденное за более чем двухсотлетнюю историю нелегкого своего существования, но полностью отреставрированное здание храма предстает нашим взорам в виде милой деревенской церквушки небесно-голубого цвета. После всего увиденного за день кажется вполне объяснимым желание, внезапно посетившее нас, не особенно набожных путешественников, – заглянуть в Дмитриевскую церковь и помолиться о счастливой судьбе многострадальных памятников старины на земле белорусской.

Елена Четверня
(с) etc.by

Грустная статья о памятниках нашей страны, но к сожалению, это жестокая реальность и такое положение вещей можно наблюдать много где. В ближайших планах у меня записано посетить это имение, так, что будут еще потом фото отчеты и от меня.