Ружанский дворец 1937 г.

Трагедия последних хозяев Ружан

В сентябре 1939 года они почувствовали на себе ужасы сталинской репрессивной машины. Сегодня представители этого княжеского рода живут по всему миру, сохранили духовную связь с исторической родиной и уважают своего именитого беларуского предка — канцлера Льва Сапегу.

Ружанский дворец 1937 г.

Ружанский дворец 1937 г.

Лев Сапега и его потомки

Сапеги сделали очень много для стародавнего беларуского государства Великого Княжества Литовского. Самым именитым представителем этой сямьи был канцлер ВКЛ Лев Сапега. Талантливый государственник, дальновидный политик, князь Лев стал авторам первой европейской конституции — Статут Великого Княжества Литовского 1588 г. Кстати, этот сбор законов действовал на беларуских землях до первой половины ХІХ века, почти два из половиной столетия.

Ружаны во владении Сапегов очутились в 1598 году, когда Лев Сапега приобрел это поместье вместе с соседними фольварками. После трех разделов Речи Посполитой у Ружан поменялась вереница хозяев. За то, что Сапеги поддержали инсургентов во время восстания 1830–1831 гг., все владения были реквизированный российскими властями.

Ружанский дворец 1935 г.

Ружанский дворец 1935 г.

Век ХХ снес с карт мира империи, на смену которым пришли национальные государства. Ружаны очутились в составе возрожденной Польши. Сначала 1920-х годов свои права на Ружанский дворец заявил министр иностранных дел Польши Евстафий Каэтан Сапега. Об этом человеке стоит рассказать поподробнее. Князь родился в 1881 году в Западной Украине, но после учебы перебрался на Гродненщину. С 1916 года активно занялся политикой. Тесно взаимодействовал с Юзефам Пилсудским. В ноябре 1918 года Сапега возглавил Комитет защиты восточных окраин. Участвовал в советско-польской войне. Однако долго повоевать не удалось. Скоро князя Сапегу направили в Лондон в качества польского посла в Великобритании.

4 июня 1920 года Евстафий Сапега участвовал в подписании Трианонского договора — мирного соглашения между странами Антанты и Венгрией, а буквально через пару недель князь был назначен Министром иностранных дел Польши. Благодаря его дипломатичной активности Польше удалось заключить союзное соглашения из Францией и Румынией.

В 1921 году Сапега представлял интересы Польши на мирных переговорах с Литвой. Однако, вскоре, в связи из критикой со стороны национал-демократов князь вынужденный был оставить должность министра. Впрочем, из политики Сапега не ушел. В 1920-я годы он избирался депутатом польского сейма.

Благодаря его усилиям в соответствии с Рижским мирным договором от 1921 года из советской России получилась вернуть большое количество «сапежинских» богатств, украденных Российской империей в ХІХ веке. Сын министра Ян Анджей Сапега, был по образованию инженерам, начал приводить в порядок поместье. Вместе из младшим Сапегой в Ружаны приехала и его жена Мария. Эта женщина родилась в 1914 году под Замостьем, но Ружаны стали для ее второй родиной. Вскоре у этой пары появились наследники: в 1935 году родился сын Ян, а через два года еще один мальчик, которого назвали Стряпни.

Ружаны 1937 год

Ружаны 1937 год

Ян Анджей Сапега в 1929–1930 гадах закончил Кавалерийскую школу подхорунжих резерва (не является офицерским званием. Воинское звание в казачьих войсках русской армии, соответствовавшее званию армейского подпрапорщика.) и отслужил в 1-м уланском Крехавицким полку. В 1933-м молодому князю было присвоена звание подпоручика ( обер-офицерский чин в русской армии). Будучи профессиональным инженерам лесной промышленности, Ян Анджей активно занимался развитием Ружанской пущи. Молодая княжна Мария организовала в Ружанах школу для местных женщин, которую посещали и местные беларуские крестьяне.

Мирная жизнь в Ружанах

По воспоминаниям очевидцев, богатство Сапегов в глаза не бросалась. Князья жили в большом двухэтажном деревянном доме, в котором было 14 комнат. На стенах дома висели охотничьи трофеи, а на полу лежали шкуры медведей. Около парадного входа была разбита большая круглая клумба из желтой песочной дорожкой вокруг. За домом находились хозяйственные постройки и ледник.

Настоящей хозяйкой дома была княжна Мария Сапега. Она любила устраивать приемы, на которые приезжали не только представители знатных польских семей, но и гости из других европейских государств. В Ружанах часто проводили княжескую охоту, после каторой Сапеги угощали гостей изысканными блюдами. Все как во времена Великого Княжества Литовского. Для княжеского стола, в основном, использовали продукты местного производства, однако кофе и сливочное масло заказывали из Швейцарии. Вот такое скромное обаяние польско-беларуской буржуазии.

Интересным фактам является то, что у министра Евстафия Сапеги личным поварам был беларус из Скиделя — Ян Цыдзик. Это был высокообразованный и хорошо воспитанный человек. По воспоминаниям его дочки, работать Цыдзику приходилось много, князья любили хорошо приготовленную еду, за это щедро оплачивал работу беларуского повара. Кроме этого, Сапеги оплачивали еще и аренду дома, в котором их личный повар жил из семьей. На праздники, Святки и Новый год повар получал «бонус» в виде премии и подарков. Сапеги часто нанимали беларуских крестьян на разные работы и щедро платили им за выполненную работу. Выплаты проводились по субботам и без задержек.

Сапега (первый с права), 1936 г.

Сапега (первый с права), 1936 г.

Сентябрьская трагедия

После нападения Германии на Польшу Ян Анджей Сапега был призван в армию, и с первого дня участвовал в войне против нацистов. В Ружанах осталась его жена с маленькими детьми. После 17 сентября мирные некогда Ружаны превратились в бурлящий котел. На улицах вдруг появились люди с красными повязками на рукавах. Они агитировали крестьян, призывая их расправиться с «помещиками» к приходу Красной Армии.

Мария Сапега не осознавала, в какой опасности находилась она и ее дети. В любой момент в дом могли ворваться вооруженные «ревкомавцы» и устроить самосуд. Княжну спас тот самый повар, беларус Ян Цыдзик. Он буквально силой посадил девушку в машину, обложил двери подушками и заставил выехать из Ружан. Но вскоре машину обстреляли. Водитель испугался и убежал. Тогда княжна сама села за руль и поехала. Машина была изрублена пулями «ревкомовцев», но на счастье никто из ее пассажиров не пострадал. Мария и ее ребята доехали до Слонима, а оттуда — в нейтральную Литву, затем женщина через Швецию перебралась в Францию.

А в это время, 22 сентября 1939 года в Ружанах НКВД арестовал бывшего министра иностранных дел Польши Евстафия Сапегу. Офицеры, которые проводили арест, уже в мыслях «сверлили» дырочки на гимнастерках для новых орденов. Им в руки попал бывший сподвижник Пилсудского, один из ведущих политиков «барской Польши»… Министра доставили в тюрьму НКВД в Гродно, а затем отправили в Москву.

На Лубянке Сапегу активно допрашивали, пытаясь выудить из его как можно больше информации о государственных секретах Польши. Осознав, что Сапега не идет «на контакт со следствием» большевики организовали судебный процесс, на котором гражданина иностранного государства, бывшего министра иностранных дел Польши, присудили … к смертельной казни.

Однако через некоторое время, приговор был заменен: Евстафия Сапегу осудили на 10 лет исправительных работ в Гулаге. Скорее всего, не обошлось без вмешательства из-за границы, как это было в случая из Леоном и Янушам Радзивиллами, которых выпустили из тюрем НКВД после того, как за их «попросила» итальянская королевская семья и в частности Бенита Муссолини.

Но Сапегу не освободили. Ему только смягчили приговор. Сохранились воспоминания одного из узников бутырок Юрия Юркевича, где он описывает свою случайную встречу с князем:

«Это был высокий, плечистый и худой человек, с орлиным носом, годов за 60. Нога у его не сгибалась, как говорили, от пули в колене. Князь Евстафий Сапега. Разговаривали мы с ним в этапном зале Бутырак перед отправкой в лагерь. Привели его туда прямо из камеры смертников после замены расстрела на лагерь. Он очутился в огромной толпе рядом со мной. Сели мы под стенкой на свои узелки. Он по простому принял от меня кусок хлеба. В камере смертников Сапегу почти не кормили и не давали лечь. Разговорились. Русским он хотя и обладал, но говорил с затруднением, и мы перешли на английский. Смотрел он на свое положение спокойно и даже с некоторой долей юмора. Спросил, кто я. Отвечаю: инженер. Он: хорошо, будешь занят в лагере, а вот я без специальности.
— А как же вы, простите, жили? — спрашиваю Сапегу.
— Помещик, — говорит.
— А можно спросить, простите, сколько было земли?
— 170 тысяч гектаров, — отвечает.
После некто из поляков говорил, что ему принадлежала почти вся Гродненщина. Мы из Сапегой ехали одним этапом и очутились на одной и том же цепи».

Но бывшему министру повезло. После нападения Германии на Советский Союз, в соответствии с советско-польским соглашением от 1941 года, из советских тюрем и лагерей стали освобождать польских граждан. Вышел на свободу и бывший министр Сапега. Вскоре князь эвакуировался в Тегеран, а оттуда в Найроби в Кении. В Африке князь работал по линии Польского Красного креста. Находясь за тысячи километров от дома, Сапега часто вспоминал Ружаны и родовое поместье, но увидеть родные обители бывшему министру было уже не суждено… Умер Евстафий Сапега в Найроби в 1963 году.

Путь княжны

Мария Сапега с сыновьями

Мария Сапега с сыновьями

Не меньше сложной была судьба и в княгини Марии Сапеги. Во время оккупации Франции нацистскими войсками она помогала французскому сопротивлению, но скоро женщину арестовали и бросили в тюрьму. По воспоминаниям княжны, она сидела в одиночной камере, но через стену переговаривалась с девушкой, говорило по-русски. Кто была та незнакомка, научившая княгиню русским песням, мы уже не узнаем. Фамилия, которую носила княжна из Ружан, сыграла для ее роль спасательного круга. Вскоре Марию Сапегу выпускают из тюрьмы и при содействии князей Любамирских позволяют выехать в Великобританию. Говорили, что за представительницу именитого беларуско-польского рода поручились высокопоставленные чины Ватикана.

В Лондоне Мария встретилась с мужем, который был офицерам Британских королевских военно-воздушных сил. Вскоре у них родился третий ребенок. Князь Ян Анджей Сапега прошел всю войну и был награжден многочисленными польскими и британскими наградами. Он умер в Лондоне в 1989 году. Княжна Мария прожила на Туманном Альбионе до 1992 года, а затем решила вернуться в Польшу. В 2003 году Мария Сапега впервые с 1939 года посетила беларуские Ружаны. Она оказала помощь в воссоздания костела Святой Троицы. До самой смерти в 2009 года княгиня занималась благотворительностью: помогала детям, больным онкологическими заболеваниями.

Дворец Сапегов. Восстановленный флигель

Дворец Сапегов. Восстановленный флигель

Летом 2008 года в Ружанском дворце были начаты археологические и реставрационные работы. Сейчас восстановлены въездные ворота и флигели. В планах возрождение и самого «беларуского Версаля».

Ігар Мельнікаў, Новы час