Возрождение старины

Даже если вы никогда не слышали о Станьково, вы точно знаете о подвиге самого знаменитого жителя деревни – Марата Казея. Хотя некоторые современные школьники и считают Марата литературным персонажем, а то и народным вымыслом, Марат – сын «врага народа» и Герой Советского Союза – действительно родился в Станьково, в лесах Дзержинского района партизанил и на местном участке Белорусской железной дороги взрывал немецкие эшелоны.

И если сейчас Станьково совсем не так широко известно, как Несвиж, Мир или Дудутки, поверьте, скоро название этой «героической» деревни будет греметь на всю страну. А все потому, что именно здесь решено создать центр экологического туризма «Станьково». В роли мецената выступит отечественный сельскохозяйственный магнат ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский».

Здесь создадут большой краеведческий музей, где выставят оружие времен Великой Отечественной, раритетную технику и атрибутику мирного быта – на крестьянском подворье белоруса XVII–XX вв. да в мастерских прикладного народного творчества. Масштабы воистину впечатляют – будет здесь и зоосад, и конюшня, и небольшие птичьи фермы, и домики для отдыха, и кафе с национальной кухней, и даже банька… Но самое интересное – здесь восстановят партизанские землянки. Представляю, как воодушевится сильная половина населения нашей страны – еще бы, кто из вас в детстве не играл в войнушку, не устраивал водные баталии в ванной со своими бравыми солдатиками, не гонял по двору с водяным пистолетом? А ведь многие и теперь с удовольствием бывают в пейнтбольных клубах. А тут такая романтика – в землянке можно будет даже пожить, почувствовать себя настоящим лесным воином.

Обо всем можно будет услышать еще не раз, часть экспонатов новой туристической Мекки уже готова и ждет паломников, ну а мы решили рассказать вам о другой, куда более древней истории Станьково.

Считается, что деревня была основана в конце XIV века. С того времени у Станьково много раз менялись хозяева, первым из них был Великий князь ВКЛ Витовт. Долгое время местечко принадлежало Дорогостайским, затем могущественным Радзивиллам. В 1772 году одна из дочерей Михала Казимира Рыбоньки – Вероника выходит замуж за Францишка фон Гуттен-Чапского и получает от папы этот неплохой «пасаг». С того времени история Станьково неразрывно связано с родом Чапских, библиофилов, коллекционеров-нумизматов, эстетов и меценатов.

Наверное, самая большая заслуга Чапских – строительство храма Святителя и Чудотворца Николая. В середине XIX в. католик Эмерик фон Гуттен-Чапский за две тысячи рублей серебром купил проект православной церкви для своей жены и для всех местных православных. Автором проекта был Константин Тон, создатель самой известной московской святыни – храма Христа Спасителя.

На самом деле все выглядело куда прозаичнее: православная Россия всеми правдами и неправдами боролась с распространением униатства и католицизма на западных рубежах самодержавной империи. В то время молодой хозяин станьковского имения был принят на службу в МВД. Католику нелегко было удержаться на государственной службе в православной империи, поэтому он и возвел в Станьково этот православный храм. Строился он на месте старой униатской церкви, что также выглядело весьма символично. Сам Александр II выразил «Высочайшую благодарность», а карьера Чапского стремительно взлетела вверх.

Какой бы ни была подоплека, храм Святителя и Чудотворца Николая воистину был прекрасен. Белоснежная изящная церковь, построенная в традиционно русском стиле, с куполами, звонницей и полукруглой апсидой, стояла на берегу затоки реки.

К сожалению, в начале прошлого века ее постигла участь многих наших храмов. Бравые большевики с топорами и динамитом подмышкой, с лозунгом «Мы свой, мы новый мир построим!..» и ненавистью ко всему, что, по мнению партии, было «антисоветчиной», принялись крушить наше культурное наследие. Все эти «пережитки прошлого» и «буржуйские штучки».

В 1936 году Свято-Николаевская церковь была закрыта. Золотые и серебряные кресты и утварь растащили, те иконы, которые не успели спрятать прихожане, сожгли, колокола переплавили. Последнего священника Николаевской церкви, как водится, расстреляли, а его семью репрессировали. Сначала в храме хранили зерно, во время войны – оружие. Во время одного из боев эти припасы были взорваны, от чего сильно пострадали интерьеры церкви. В мирное время в святыню опять вернули зерно. Затем случился сильный пожар из-за грозы, все запасы сгорели.

Мистическое сопротивление храма на этом не закончилось. Когда в 1961 году на запруде прорвало прогнившую плотину и затопило колхозное поле, местные власти решили снести две брамы усадьбы, окружную стену, часовню и этими кирпичами завалили плотину. Герои-спасатели умыли руки, однако через какоето время кирпич размяк (что, собственно, совсем не удивительно), ситуация с плотиной повторилась. Решили разрушить храм. Но не тут-то было: молотки ломались, вместо ломов и кувалд рабочие вполне могли бы вооружиться детскими пластмассовыми лопатками – одинаково бесполезно. Тогда храм взорвали. Покорить его удалось лишь с третьего (!) взрыва. Барабан ушел вниз, но стены стояли. Растащить их решили с помощью танков и стальных тросов. Лопались тросы, глохла техника. Кое-как часть стен удалось растащить, и храм, наконец, оставили в покое.

Смотреть на изуродованную святыню страшно и больно. Одно успокаивает – в 2007 году храм решили восстановить. На символическом первом кирпиче надпись «Сей кирпич первым был заложен в стену храма сего, в память о его возрождении числа 16 месяца октября года 2007 от Рождества Христова». Сейчас у стен церкви строительные леса, вокруг горы песка и несколько стендов с подробной историей храма, биографией его священнослужителей, в том числе и рассказ о канонизированной три года назад белорусской святой Валентине Минской. Ее отец служил в Станьковском храме до 1919 года, здесь она крестилась и вышла замуж за священника. И хотя все ее родственники были репрессированы, а сама она тридцать лет пролежала прикованной к постели, все время она молилась за спасение своего народа.

Работы по восстановлению храма действительно ведутся, причем очень быстро. Нас даже сперва не хотели пускать на территорию без касок. Прораб рассказал, что реставраторы стремятся воссоздать первоначальный облик церкви, отстроить ее из красного кирпича, а затем побелить. Внутри храма невозможно не ощутить некую добрую энергетику. Ее создают остатки стен, устремленные вверх, и чудом сохранившиеся фрески на стенах.

На одной из них Божья Матерь, непривычно крепко прижимающая к себе Младенца, словно пытаясь защитить Его от всего мира (Примечание! Подобие фресок было нарисовано для съёмок какого-то фильма осенью 2006 года.). А еще поражает, что на каждом новом кирпиче черным карандашом написано имя, даже очень высоко, куда дотянуться и невозможно.

Нам объяснили, здесь можно за символическую цену приобрести «именной» кирпич – на нем пишут ваше имя, а потом используют его по назначению. Все деньги идут на восстановление, а осознавать, что и ты в это правое дело внес свой скромный вклад, очень приятно. Для тех, кому эта сумма кажется недостаточной, на щите у входа указан расчетный счет, на который можно жертвовать деньги.

Скоро Свято-Николаевская церковь в Станьково станет белоснежной красавицей, а пока она стоит на берегу темного пруда как укор всем, кто ее увечил, и всем, кто не уберег.

В следующий раз мы продолжим рассказ о местечке Станьково, об усадьбе Чапских, где в 1930-е гг. экранизировали «Дубровского», о скарбницебиблиотеке, где еще недавно жил школьный учитель, и о многом другом.

Екатерина АЛЕКСЕЕВА
(с) ej.by
При составлении использовались материалы с сайтов radzima.org,stankovo.by.ru,stankovo.hram.by